Тариф «Настырный». Почему не остается надежд на решение мусорной проблемы

Скорость обсуждения новых принципов утилизации отходов почти не оставляет надежд на реальное решение мусорной проблемы.

В середине февраля Минприроды внесло в правительство проект концепции расширенной ответственности производителей за утилизацию упаковки и товаров. Иначе говоря — план по дополнительному налогообложению производителей того, что после использования оставляет массу утилизуемого в принципе, но обычно выбрасываемого мусора. Удивительно, но проект, предполагавший увеличение сборов с бизнеса с нынешних 2,4 млрд рублей до 136 млрд в уже недалеком будущем, был отправлен на доработку. И совсем не удивительно, что «доработанный» проект вернулся в Белый дом уже через шесть дней, три из которых были выходными.

Настырность Минприроды понятна: в России разрекламирована мусорная реформа, а чиновники в последнее время привыкли сначала получать на свои причуды деньги и только потом шевелить хотя бы пальцем. Поэтому никому не приходит в голову, что государство должно сначала создать условия для работы по–новому, а потом «понуждать» к ней бизнес. Конечно, сама идея выглядит разумной: во многих странах производители финансируют утилизацию создаваемого ими мусора — но финансируют они именно утилизацию, а не мечтания о таковой.

В Германии и Швеции, Австрии и Великобритании проблемой переработки озаботились еще в 1980–1990–х годах. Одной из мер стал раздельный сбор мусора, который давно стал привычен во многих европейских странах. Если такая норма введена, становится логичным полностью или частично освободить потребителей от оплаты за утилизацию и переложить расходы на производителей. Они, собственно, не слишком против — прежде всего потому, что платит все равно покупатель, причем даже раньше: не тогда, когда он выбрасывает упаковку, а прямо когда ее покупает (раздельно собираемое вторсырье при этом исключается из расчета объема мусора, вывозимого на платной основе). Эта система в 1990–2010–х годах была введена в Европе почти повсеместно, проникнув также в Канаду и в 12 штатов США.

В России, как всегда, решили пойти по той же дороге, только в обратную сторону, начав собирать с бизнеса плату за, по сути, несуществующую услугу. Сегодня практика раздельного сбора мусора реально запущена только в нескольких городах, и то в качестве пилотного проекта; более того, новая госкомпания по работе с ТБО, «Российский экологический оператор», судя по всему, намерена строить по всей стране мусоросжигающие, а не мусороперерабатывающие заводы (которые уже запрещены в ряде стран из–за опасности их выбросов). Было бы логично предположить, что компания может привлечь кредитные средства или деньги ФНБ, для того чтобы создать сеть сбора мусора и уже потом получать с бизнеса деньги за его переработку, — в противном случае речь идет о зарабатывании на том, чего нет. Еще более правильной, на мой взгляд, была бы организация частных мусороперерабатывающих заводов, которым компании–производители могли бы платить напрямую за утилизацию того объема упаковки, который они выпустили, — опять–таки в случае, если таковая утилизация произведена. Такая система создала бы реальный рынок отходов, а РЭО, осуществляющий прием мусора от муниципальных предприятий, по сути, выполнял бы функции брокера. В этом случае чем более полезную и ходовую продукцию выпускали бы заводы–переработчики, тем успешнее они могли бы конкурировать за лучшие мусорные фракции, мотивируя как производителей упаковки, так и граждан. Иначе говоря, государство, как это и должно быть, играло бы роль организатора площадки и создателя правил для частного бизнеса, не занимаясь им само.

Но это, конечно, не российский путь. Для нас главное — собрать деньги и «освоить» их. Поэтому вскоре (а концепция в ее обновленном виде должна быть «обсуждена» с бизнесом и согласована в правительстве до 10 марта) у РЭО появится дополнительный источник дохода. Чтобы понимать его масштаб, скажу, что в прошлом году население заплатило за вывоз мусора 190 млрд рублей — следовательно, если концепция будет принята, доходы отрасли повысятся «на ровном месте» более чем на 70%. Поспособствует ли это улучшению экологии — вопрос риторический.

Если власти действительно хотят добиться прорыва в борьбе за современное «мусорное хозяйство», нужно реализовать ряд простых мер. Во–первых, принять все существующие в той же Германии техрегламенты переработки мусора и освободить от налогов компании, которые готовы будут построить в России соответствующие предприятия. Во–вторых, централизованно вложиться в оборудование пунктов раздельного сбора мусора и установить чувствительные штрафы за нарушение нового порядка. В–третьих, создать для производителей упаковки альтернативу в виде, с одной стороны, уплаты утилизационного сбора или, с другой стороны — субсидирования заводов–переработчиков на закупку соответствующего объема мусора того или иного типа у экологического оператора.

Такая система позволит изменить работу с мусором в стране — в отличие от предлагаемой ныне, которая лишь увеличит доходы монополиста и стоимость упаковки для потребителей. К сожалению, скорость обсуждения новых принципов утилизации отходов почти не оставляет надежд на реализацию первого сценария…

Владислав Иноземцев Все статьи автора  «Деловой Петербург»

Сергей Васильев

Сергей Анатольевич Васильев - учредитель, главный редактор и издатель печатного газетного издания "Южный луч". Родился в Ташкенте в семье офицера. Закончил Ленинградское высшее военно-политическое училище ПВО и Военно-политическую академию им. В.И.Ленина. Избирался депутатом Житомирского областного Совета народных депутатов и Совета депутатов МО "Город Всеволожск". Подполковник в отставке. В 1982 году награждён медалью «За боевые заслуги». Общественный деятель.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.