«В нашем доме поселился «замечательный» сосед!»

Конфликта с соседями, казалось бы, ничего не предвещало. В какой-то момент я мог сказать, что у нас очень хорошие соседи. Когда у нас в квартире в течении двух месяцев происходил ремонт на общей площадке появлялись то горы строительного мусора, ожидающего своего выноса на свалку, то россыпи опилок после работы циркулярной пилы, то странные запахи в процессе пайки пластиковых труб водопровода. * Всеволожский каскад-Главстройкомплекс-банкротство

Соседи, въехавшие на год-два раньше нас,  вынуждены были каждый раз проходить мимо всех этих последствий активного ремонта и они не только ни разу высказали недовольство, но и очень приветливо здоровались. Потом сосед выставил в общий коридор около своей двери множество небольших коробочек и при встрече поинтересовался, не мешают ли они нам (нет, они не мешали) и извинился, сказав, что они выставлены не на долго, добавив: «вы не подумайте, что это там что-то это».

Из поездок мы привозили гостинцы (в ответ, правда ничего не было, но мы довольно хорошо с ними контактировали и поэтому не обращали на этот момент внимания), когда я собрался сверлить в бетонном потолке отверстия для крепежа подвесного турника, то интересовался временем сна детей, так как шум ожидался приличный. Когда мы с женой уезжали надолго, то соседям оставляли ключи от почтового ящика, они следили, что бы он не переполнялся рекламой и забирали приходящие квитанции. В общем, мир дружба жвачка. Бывало, что гости у них засиживались за полночь, все это происходило с застольными песнями и громкими разговорами, но всегда после моего стука в дверь и вежливого напоминания о времени весь шум быстро прекращался. Эти ситуации не вызывали ни непонимания с их стороны, ни какого-то недовольства с моей — они же не могли знать насколько нам мешают, я им сказал об этом, они извинились, все решилось, все довольны.

Так продолжалось в течении почти года, но потом, весной и летом 2014 года началось в одночасье твориться что-то странное. Своему младшему ребенку соседи купили четырехколесную машинку, сев на которую и оттолкнувшись ногами ребенок мог себя катать. У машинки были жесткие пластиковые колеса. Жесткие пластиковые колеса даже под небольшим весом ребенка по твердому полу (наверное у них там ламинат) создавали такой грохот, что в нашей однокомнатной квартире находиться стало невозможно. Звук громкий, как будто взлетает самолет над ухом, а спрятаться от него некуда. И тут я совершил ошибку — не стал сразу идти и разговаривать, а решил подождать в надежде, что все само успокоится через какое-то время.

Ребенку игрушка нравилась и вот мы уже могли лечь спать только около полуночи. В конце концов я пошел к соседу с вполне разумной просьбой не шуметь. Самым странным образом моя просьба была воспринята как что-то не совсем адекватное. В ответ на нее я получил исповедь о том, какой он замечательный отец, который никогда  не станет насильно запрещать детям делать то, что они хотят, и обещание не возмущаться шуму когда у нас с женой появится свой ребенок. То есть: «это дети, мы (за ваш счет) позволяем делать им все, что они хотят, а в замен вот возьмите аванс, что к шуму ваших гипотетических детей мы отнесемся спокойно (учитывая, что в их трехкомнатной квартире нас слышно только в одной дальней комнате, где ребенок и играл, это было бы не так уж и сложно сделать).

Шум на некоторое время прекратился. На периодические скандалы за стенкой внимания мы не обращали, на шумные детские игры днем тоже. Но через некоторое время вечерние катания продолжились вновь. Поговорили. Все успокоилось. Через четыре дня началось снова.

  • Это же дети, — размахивая нервно руками, причитал сосед, — Я ведь не могу ребенку запретить что либо делать, я же не домашний тиран какой-то, что я тут могу сделать?

Или, в другой раз:

  • Я подходил к вашим строителям (на самом деле нет, я потом узнавал), говорил им (а почему не мне или моей жене?), что у нас шумные дети и вам нужна будет шумоизоляция (логика — у меня шумные дети, а вы должны за свой счет сделать шумоизоляцию), вы сами виноваты, что у вас нет шумоизоляции и вам поэтому шумно.

Попробовала поговорить жена. Новая порция свежих аргументов с нашей стороны о том, что мы все живем в одном доме и тут есть еще другие люди, которые тоже устают и хотят спать, и что мы при всем желании не можем взяться за воспитание их детей, подействовала недели на полторы. Причем, соседи были явно уверены, что мы им докучаем и совершенно не по делу.

Конфликту не с чего было разгораться, так как мы ни разу не повышали голос в таких ситуациях и старались вести разговор вежливо…. Но, тем не менее, соседка А…, перестала здороваться и поджимала губы каждый раз, когда нам приходилось сталкиваться в подъезде. Ее муж, В…, тоже стал не особо дружелюбен. Ситуация накалялась, а наш режим дня полностью зависел от наших соседей. И если периодические ночные посиделки можно было еще как-то успокоить, то с топотом, криком и шумом детских игр поделать, казалось, ничего нельзя.

Наступила осень, а ситуация с постоянным шумом до половины двенадцатого — двенадцати ночи зашла в тупик. Соседи стали реагировать на наши замечания совсем уж нервно. … Мы решили, что дальше сейчас говорить нет смысла, так как с ребенком поделать они чего либо решительно не в состоянии. К этому моменту у нас с женой появилась возможность временно уехать из нашей квартиры. И на девять месяцев, вплоть до ноября 2015 года, мы оставили всю эту ситуацию, надеясь, что к тому моменту ребенок повзрослеет… Ключи от почтового ящика на этот раз мы оставили другим соседям, с которыми у нас оставались прекрасные отношения.

Вернувшись, мы обнаружили практически ту же картину, что была до нашего отъезда. Шум и гам, которые не давали заснуть не то что в девять-десять вечера, но и значительно позже. Желая как-то сгладить конфликт, хоть он и не по нашей вине происходит, но нужно же пойти как-то на встречу людям, у которых такая тяжелая и неуправляемая ситуация, мы из поездки привезли небольшие гостинцы для всех соседей. Ситуация, как ни странно, вроде бы сгладилась и постоянного шума действительно стало поменьше (а на один-два раза в неделю можно было закрыть глаза).

В таком относительном нейтралитете прошло несколько месяцев, но с весны 2016 года мало-помалу спокойная обстановка снова стала рассасываться.  И не так, что бы очень явно, как это было два года назад. Но вечернее ожидание прекращения шумных игр, криков и гомона стало все больше и больше возвращаться в нашу жизнь. Не желая конфликтовать (помня предыдущие реакции на жалобы), мы с женой старались при встрече с соседями просто здороваться и не вступать в разговоры по поводу шума. Когда-нибудь ведь он должен будет прекратиться. Но через несколько месяцев, все же, пришлось зайти и попросить вести себя потише. На несколько месяцев шум стал более отдаленным (видимо детей отправляли беситься в другую комнату) и мы вроде бы вздохнули спокойно.

Такая ситуация то с нарастающим, то (после просьбы не шуметь) с прекращающимся шумом продлилась до весны 2017 года. На редкие бдения до одиннадцати — полуночи мы не особо стали обращать внимание. Шумную машину, как и ожидалось, ребенок позабыл, но активные игры, с прыжками, бегом и криками  продолжались. Менее регулярно, чем раньше, но шумные застолья с песнями под караоке все же немного подтачивали надежду на то, что ребенок когда ни будь вырастит из этого шумного возраста или его родители наконец-то уделят внимание его досугу и социализации.

Постепенно снова стало нарастать напряжение, после очередного моего визита (с просьбой не устраивать активных и, естественно, шумных игр в общем коридоре под нашей дверью, сопровождающихся стуком различных предметов, которые были в руках у ребенка, в нашу дверь) они снова обиделись и решили больше не здороваться. Шум и игры в коридорчике, слава Богу, почти прекратились. Напряжение стало накапливаться. Видно было, что соседи почему-то стараются избегать контакта со мной и женой. Может это было вызвано каким-то страхом с их стороны, так как все наши вежливые просьбы за весь период этого противостояния воспринимались с их стороны буквально как какие-то наезды и обвинения. Хотя с нашей стороны это все еще не виделось как конфликт. Ведь очень логично, что если тебе как-то мешает другой человек, то если он тебе не скажет, ты и не узнаешь, что мешаешь. А найти какие-то компромиссы и договориться можно в любой ситуации. Было бы желание. Но беда в том, что с одной только лишь стороны его достаточно.

Отправной точкой нового витка конфликта стала ситуация, когда после возвращения соседки А… и младшего ребенка с прогулки снова послышались отчетливые и громкие стуки в нашу дверь. Терпения оставалось и так не сильно много и стало понятно, что если сейчас ничего не сказать, то дальше (как и раньше) это будет снова идти по нарастающей, а так можно снова напомнить соседям о том, что они живут не в частном доме и тут еще есть живые люди. В ответ на вопрос жены, которая открыла дверь сразу же после этого навязчивого стука, о том, можно ли не шуметь и долго ли это еще будет продолжаться, соседка, которая, видимо, и так была не в лучшем настроении (но это же не повод срываться и терять над собой контроль, верно?), разразилась очень громким возмущением, суть которого заключалась (почти дословно) в том, что ничего с вами не случится — потерпите, мы тоже терпим.

Мне очень сложно представить, как именно нужно воспринимать слова другого человека, который говорит о том, чтобы ему по вполне разумным причинам мешаешь, чтобы воспринимать это как агрессию в свой адрес. Но с соседкой случилось именно это. В результате на шум вышел я и стал тоже (уже довольно громко, так как возмущение соседки еще нужно было перекричать) возмущаться происходящим безобразием … Да и как тут нужно было поступить еще? Спрятаться и не высовываться, а потом принести извинения за то, что нам шумно и периодически это уже сложно терпеть, но вот какая незадача, уехать на этот раз мы никуда не можем?

Как обычно в таких случаях, после этого инцидента соседи стали выглядеть обиженными еще больше, а законная по санитарным и административным нормам тишина на несколько месяцев снова пришла в нашу квартиру …

Наконец, в июне мы не спали уже до часу ночи и я решил, что шумно должно быть не только в нашей квартире.

Сосед уже откровенно игнорировал мои попытки поговорить с ним и просто отворачивался, когда я при встрече пытался к нему обратиться. Я пошел собирать информацию о том, слышен ли кому-либо еще этот шум. Сосед из другого подъезда из примыкающей квартиры ничего не слышал, так как именно в этом месте между третьим и четвертым подъездами проходит двойная капитальная стена, соседи из однушки под нами шумов особо не слышали (по диагонали звук тут не так сильно разносится, если он не на низких частотах, вроде басистой музыки). А вот сосед из трехкомнатной квартиры снизу все прекрасно слышал и тоже не мог уснуть пока они не успокоятся. Мы решили зайти поговорить к шумным соседям с ним вместе. Разговор получился короткий:

-Здравствуйте, мы ваши соседи снизу и сбоку. И нам очень шумно.

-Здравствуйте, — дверь открыл В…, — ничем не могу вам помочь, — и дверь закрыта.

После этого мы немного опешили, так как ситуация была, мягко говоря, странная. Мы хотели спокойно поговорить, а получилось так, как будто мы пришли не к тем людям, которые являются источником шума, а в совершенно случайную квартиру.

Всеволожский каскад-Главстройкомплекс-банкротство

Однако и на этот раз на некоторое время подействовало. Конечно, раньше десяти — одиннадцати вечера заснуть получалось довольно редко, но это же не так основательно противоречит закону, а не имея серьезных аргументов, я больше не хотел вступать с шумным соседом (вернее с его спиной) в полемику.

С соседом, проживающим снизу, мы написали подробное обращение в полицию с просьбой провести разъяснительную беседу с людьми, нарушающими административный кодекс Ленинградской области. В полиции заявление приняли, но после продолжительного рассмотрения реагировать отказались, отправив в администрацию города.

Поняв, что полиция тут не поможет, я решил немного отложить поход в администрацию, представляя, сколько (и возможно безрезультатно) придется пройти бюрократических проволочек, чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Мы с женой решили не обращать внимание на надоедливый шум до одиннадцати вечера и постепенно стали думать о переезде.

И вот финал этой фееричной во всех смыслах истории. Соседи снова решили устроить себе праздник с пятницы на субботу (с 7 на 8 октября 2017 года). Гости, громкое хлопанье дверьми, громкие разговоры, игровая комната детей за стенкой под самым ухом у нас. Топот, визги, стук, как будто падает что-то тяжелое не один раз. Около одиннадцати все стихло, но спустя около десяти минут шум возобновился с новой силой. Около полуночи мы, наконец-то, смогли уснуть.

На утро, надеясь, что угар вечернего веселья уже выветрился, я пошел к соседу, желая на этот раз поговорить с ним, а не с его затылком. Произошел очень короткий разговор, который уместился примерно в полторы минуты. Я не буду приводить здесь полную стенограмму, есть аудиозапись, где почти весь разговор очень хорошо слышен, приведу общую суть:

  • В…, я с вами поговорить хочу.
  • Я с вами не желаю разговаривать.
  • Мы опять не спали, вы шумели до полуночи. Почему мы не можем с вами нормально поговорить?
  • Я с вами не хочу разговаривать, у нас с вами нет общих тем для разговора. Все, до свидания.
  • Давайте поговорим. Я вот на вас не «наезжаю» совершенно сейчас, почему мы спокойно не можем поговорить?
  • Надо было с тобой еще раньше разобраться, когда ты повысил голос на мою жену. Разобраться, чтобы желания больше не возникло…
  • Вы про ту конфликтную ситуацию? Но тогда было так, что после стука в нашу дверь…

Здесь я не успел договорить. Вскинув правую руку, он резко ударил меня в лицо. Я совершенно ошарашенный, не понимая что происходит, буквально отлетел в стенку справа от меня. Он вышел из двери, пошел за мной, молча и методично нанося удары по одному и тому же месту. Я пятился. Когда полилась кровь, я наконец понял, что произошло, но из-за шока не мог никак среагировать на происходящее.

На мгновение потемнело в глазах и в следующий момент я обнаружил себя прислонившегося к стене около входной двери в свою квартиру. На  аудиозаписи слышно, как его зовет жена. Видимо, после этого он и прекратил насилие:

… В глазах все плывет и рябит, левый глаз не открыть из-за липкой крови, в ушах шум… Жена и падчерица напуганы… Плохо понимая, что-то сказав, желая их успокоить, я выбежал из квартиры и побежал к соседу из дальней квартиры. Они вроде бы с нами дружат и при них В… точно не станет продолжать расправу (в нем под 90-100 килограмм веса). …Находясь в шоке, не будучи готовым к такому повороту, я не рассчитывал на свои возможности с ним справиться…

Через минуту, когда я уже стоял с другим соседом, с которым до этого момента у нас сохранялись хорошие и дружественные отношения, подошел В…, и, сообщив о том, что он был контужен, а поэтому не может себя контролировать («перекрывает и все»), стал предлагать какую-то помощь… Я отказался, опасаясь новой немотивированной вспышки агрессии. Опасался я в первую очередь за жену и падчерицу…

Вызвав полицию и скорую, я пытался успокоиться и не отключиться, так как голова очень сильно кружилась. Вернувшись домой, я постарался прийти в себя и успокоить свою семью. И то и другое получалось плохо.

Закрыв дверь на замок, мы стали ждать полицию. Кровь остановить не удалось, но я умылся и с облегчением понял, что глаз не выбит (левый глаз на тот момент ничего не видел, сейчас зрение в нем значительно ухудшилось) и нос не сломан. Левая половина лица онемела, правая рука плохо двигалась, но перелома, вроде бы, тоже не обнаруживалось. Я врезался ею в стену, отлетев после удара…

Приехала скорая и я поехал в больницу. Врач провел обследование, наложил два шва на нос и бровь, констатировал ушибленные раны лица, сотрясение мозга, ушиб локтя, и отпустил домой.

Из полиции никто не приехал, и мне пришлось ехать в отдел на такси самому (дежурный сказал, что так будет быстрее).

В полиции я написал заявление, подробно описав случившееся… В… уже был здесь и написал заявление как потерпевшая сторона. Видимо, я сам пять раз наткнулся на его кулак, а он просто шел за мной по коридору, чтобы не дать упасть на кафельный пол (кулак-то мягче).

Сейчас я и моя семья всерьез опасаемся за свою жизнь.

Сергей Веснин,
Всеволожск, «Всеволожский каскад»

* Всеволожский каскад-Главстройкомплекс-банкротство

— * —

Также читайте:

«Олимп» всё ближе, а закон всё дальше
Градостроительный хаос в Южном
Рухнул новый дом
Новое, но аварийное жильё Главстройкомплекса

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *